Киндинов. Крымские каникулы.ч.2. 5. Наказание 5 _ 6 (эскиз).

Крымские каникулы.ч.2. 
(Благодарность Wolsung - автору идеи)


5.Наказание  5 _ 6.

--Да, все получилось удачно, уютно и сладко для любителя и ценителя обнаженных девичьих попок, доктора Циммермана. В тот день на полуденное построение личного состава обитательниц лечебного корпуса санатория вывели сразу трех приговоренных к публичной порке девушек.

Впереди всех, сотрясаясь от безудержных  рыданий, шла юная тростинка-татарочка, за ней, тихонько подвывая и также обильно заливаясь горючимм слезами, плелась горничная Наташа... Замыкала процессию, с трудом передвигаясь на деревянных от ужаса ногах, несчастная, белая,  как полотно, Лиза... О том, что провинившиеся девчата будут наказаны именно телесно ясно  говорила их форма одежды: деаушки шли босиком и были совершенно голыми.

В другой раз и при других обстоятельствах такое вот публичное выставлнеие ее голой на позор, повергло бы Лизу в шок, она пыталась бы, несмотря на категорический запрет это делать, как-то прикрыться, сьежиться, чтобы хоть частично скрыть от десятков любопытных глаз свою наготу... Но нет, вместо этого, она покорно, безвольно опустив руки,  шла к своей голгофе, не в силах оторвать взгляд от вороха длинных, красно-зеленых, лоснящихся на солнце гибких прутьев, которых, параллельным курсом, несли, засучив рукава, на носилках двое здоровенных санитаров. Еще двое, на других носилках, волокли снятые с девушек перед выходом на плац их серые больничные
балахоны к которым добавились, на этот раз, еше и сложенные в стопки белые, глаженные нательные рубашки. По всему было видно, что их, исхлестанных, после экзекуции, отправят обратно в медизолятор залечивать раны, нанесенные их нежным девичьим телам этими ужасными толстыми и длиннющими розгами! "Боже, за что? Что я такого страшного натворила, за что меня надо бить этими жуткими палками?" - Лиза не могла поверить в то, что все это не ее кошмарный сон и действительно происходит с ней наяву...она помнила злой, резкий посвист таких же зеленых лоз и душераздирающие вопли несчастной девчонки под ее окнами, когда, в тот раз, ее увели в другую комнату, не дав досмотреть разворачивавшуюся внизу драму. И вот теперь она сама окажется на этом позорном козле  - какой стыд!... И как это, наверное, будет нестерпимо больно! Лиза беспомощно обвела глазами двор: нет, не сбежать - дюжие санитары схватят, повалят на землю и... и изобьют, запорют ее за это вообще до полусмерти! Она только сейчас вдруг обнаружила, что стоит уже перед строем воспитанниц, рядом со своими подругами по несчастью и слушает приговор какой-то дисциплинарной комиссии, котрый гроико зачитывает по бумажке ее милая тетушка ..

Слушал его и доктор Циммерман - Полкан, ему и никому другому поручено было исполнять подобные решения начальства... И он это делал всегда (или почти всегда) с неизменным удовольствием. Вот и сейчас он занял позицию, позволяющую ему сполна насладиться созерцанием Лизиных обнаженных ягодиц – упоительное зрелище которого он жаждал давно, но был долгое время лишен его волей его хозяйки... его собственной, страстной, жгучей, властной и такой волнующе ревнивой хозяйки...

Но почему, почему она, столь тщательно, до сих пор, оберегавшую от чужих, особненно мужских, глаз, свою новую фаворитку, вдруг разом не только раздела ее перед всеми, но и лишила его удовольствия приватно посечь этот нежный персик... ее персики. Такие гладко-бархатистые, такие уютные...

Публичная порка... сразу, зачем?! Делить удовольствие с еще полудюжиной мужиков в засаленных белых халатах... ладно перед девицами и перед Аллой...

«Алла... не понимаю ее! Ревнивая сучка... но я тоже ревнив! Почему бы не наказать девочку в оранжерее... вдвоем... вернее – втроем... в душных, жарких цветах.. в ...

Как тогда, когда они секли Наташку... и ту же Айшу» - Полкан осклабившись, засопел, перевел взгляд с Лизиных, сжимающихся поминутно от страха, половинок, на полные, в ямочках, белоснежные ягодицы Наты и далее, на смуглую маленькую, крепкую, как орешек, попку татарки...

Клацнув зубами, он потянулся к кадке с торчащими из нее розгами - Алла заканчивала чтение... 

Санитары придвинулись ближе к девушкам, стали за спиной Айши– ей предстояло первой обнять деревянную спину чернеющего в лучах полуденного солнца, козла...